ajax-loader
header1 header2 header3 header4 header5 header6 header7 header8 header9 header10 header11 header12 header13 header14 header15 header16 header17

Кровь тельца и очищение святилища

Почему кровь тельца наравне с кровью козла участвовала в очищении святилища?

Телец в судный день — это как омовение священника перед служением: он всего лишь был стандартной жертвой за грехи священника — той, что описана в Левит 4:3-12. Если первосвященник грешен и не принесет за себя жертву, то он просто погибнет, войдя за завесу. Потому что это будет святотатством.

Левит 16:6 говорит прямо и не двусмысленно:

«И принесет Аарон тельца в жертву за грех ЗА СЕБЯ и очистит СЕБЯ и дом свой.»

Это НЕ является частью очищения святилища и народа! В тот день приносились и другие жертвы, которые описаны в Чис 29:7-11. И они — особые, отличающиеся от ежедневных и от прочих праздников. Но там указано, что это сверх жертвы очищения и сверх ежедневных всесожжений.

Более того, описание приношения тельца за сабя записано после того, как два сына Аарона погибли за своё фривольное отношение к святости, и тут же дается конкретное указание для Аарона о том, каким образом ему вообще можно входить во святилище — по любому поводу!

Читаем Левит 16:3.

«Вот с чем должен входить Аарон во святилище: с тельцом в жертву за грех и с овном во всесожжение»

То есть, ЛЮБОЕ вхождение Аарона в скинию должно сопровождаться и тельцом, и овном. Телец перед входом, и овен после выхода.

Это совершается и во время судного дня. Но! Эта деталь отражена в Послании к евреям:

«Который не имеет нужды ежедневно, как те первосвященники, приносить жертвы СПЕРВА за СВОИ грехи, потом за грехи народа» (Евр 7:27).

Заметьте, священник должен был приносить сперва за свои грехи соответствующую жертву. А Христос — нет. Телец в судный день — сказано недвусмысленно, что он — за грех первосвященника. Потому телец совершенно не относится к очищению святилища и очищению народа.

Полагаю, что это более, чем ясно. И придумывать какое-то применение тельца в очищении скинии — это уже прибавлять к Писанию.

Но ведь так написано:
14 и возьмет крови тельца и покропит перстом своим на крышку спереди и пред крышкою, семь раз покропит кровью с перста своего.
15 И заколет козла в жертву за грех за народ, и внесет кровь его за завесу, и сделает с кровью его то же, что делал с кровью тельца и покропит ею на крышку и пред крышкою, —
(Лев.16:14,15)

Вы соединили хвост одного длинного предложения с головой другого длинного предложения, и этим создали новое предложение, из которого пытаетесь вывести то, что хочется Вам, а не то, что написано в реальности.

Вы привели «цитату» Лев 16:14-15. Но… стих 14 — это конец одного абзаца, где говорится о принесении жертвы за себя, а стих 15 — это начало другого абзаца, где говорится о принесении жертвы за общество. Но Вы выдрали эти части из контекста и соединили их в одно, якобы целое, отрезав от них то, что показывает их различие.

Но что дальше? Кровь и тельца за Аарона и козла за общества вместе участвуют в очищении святилища в стихах с 14-19 (которая вместе с кровью козла очищает святилище)

18 И выйдет он к жертвеннику, который пред лицем Господним, и очистит его, и возьмет крови тельца и крови козла, и возложит на роги жертвенника со всех сторон,
19 и покропит на него кровью с перста своего семь раз, и очистит его, и освятит его от нечистот сынов Израилевых.
(Лев.16:18,19)
А здесь какой кровью Первосвященник очищал двор и жертвенник всесожжения? Кровью тельца и козла.
То есть стихи прямо говорят, что Святое Святых и жертвенник всесожжения очищались кровью тельца и козла, а Святое очищалось так же. Логично из контекста заключить, что Святое очищалось тоже кровью тельца и козла.

Стоп! Опять разрываете Писание на части даже не по швам. На каком основании Вы разделили двух козлов, когда их велено взять вместе и бросать о них жребий? Это не две разных жертвы, а одно цельное действие!

И заметьте, всесожжение совершается только после отведения второго козла в пустыню. И для этого первосвященник даже одежду меняет.

Разрывая двух козлов, Вы уже создали для себя основание неверного понимания Писания.

Давайте буду говорить про двух козлов. Что от этого меняется? Вопрос остается прежним — почему кровь тельца за грех Аарона участвует в очищении святилища и народа?

Телец к козлу не относится никак. Точка. Это приготовление Аарона к служению.

А потом идет служение — два козла.

Потом служение заканчивается и приносится всесожжение.

Я даже не спрашиваю на что указывал телец, я спрашиваю почему его кровь наравне с кровью козла участвовала в очищении святилища и народа?

Тогда надо научить Вас читать Писание внимательно и правильно, а не смешивать всё в одну кучу. Остановитесь, и смотрите:

Открываем Левит 16 главу. Она начинается новым сюжетом, который связан с преступлением двух сынов Аарона. Этот новый сюжет говорит о том, когда и как Аарон может входить во святое святых. А это вхождение связано исключительно с очищением святилища.

Стихи 1-2 — это вступление и объяснение цели этого отрывка.

Стихи 3-6 описывают приготовление Аарона для вхождения во святое святых. Здесь говорится условие для того, чтобы Аарон не умер при вхождении пред лицо Бога. Только после выполнения этого условия полностью, Аарон вправе приступать к самому служению.

Стихи 7-10 описывают само служение дня очищения, которое должен совершать Аарон. Но совершать его можно лишь совершив свое очищение, описанное ранее.

До сих пор было общее обзорное указание для этого дня, состоящее из двух частей — подготовки Аарона и самого служения. Дальше Моисей описывает это в больших деталях, обращая внимание на те отличия, которые имеют место здесь от обычной ежедневной жертвы очищения Аарона, требуемой для входа только в первое отделение скинии.

Стихи 11-14 являются детальным описанием жертвы очищения Аарона. Да, здесь есть отличие от жертвы, описанной в Левит 4:3-12, потому что там эта жертва была для любого священника и для вхождения только во святое. И здесь Моисей не повторяет общие детали, а только акцентирует на разнице в процедуре. Но этот отрывок — исключительно очищение Аарона, приготовление его к служению. Это часть, соотносящаяся со стихами 3-6.

Стихи 15-22 является детальным описанием служения очищения святилища. Это цельное повествование, которое нельзя дробить на части. Оно соответствует краткому описанию служения в стихах 7-10. Само такое повторение этих двух частей только показывает, что это — разные части и назначение их разное.

Стихи 23-24 описывают завершение праздника принесением всесожжения. Это третья часть служения в этот день. А если сопоставим это описание с другими текстами, то узнаем, что в этот день были ещё и обычные утреннее и вечернее служение, которые здесь не упоминаются чтобы не отвлекать от основного текста, точно так же, как здесь не упоминались детали, описанные в Левит 4:3-12.

Далее стихи 25-28 добавляют детали, которые являются второстепенными, но которые тоже должны быть известны, потому что они отличаются от обычных повседневных. Это технические детали, но важные. Они относятся ко всем трем частям этого праздничного служения, но вынесены сюда, чтобы не отвлекать от основного.

Стихи 29-31 являются эпилогом к описанию праздника.

Стихи 32-34 являются повторением эпилога, точно так же, как стихи 11-22 были повторением стихов 6-10.

Мы видим структуру этой главы:

Вступление:1-2
Двойная основная часть: 3-10 и 11-22
Причем, каждая из двух основных частей разделена на две темы:
Очищение себя: 3-6 и 11-14
Очищение святилища: 7-10 и 15-22
Двойная часть завершения: 23-24 и 25-28
Двойной эпилог: 29-31 и 32-34.

И только после такого разбора структуры текста, мы можем приступать к его чтению и толкованию, не боясь смешать несмешиваемые детали.

И вот, мы подошли к вопросу о крови тельца, который задает Анатолий: это стих 18.

Хотя мы увидели общую структуру главы, но в ней было ещё пара «шероховатостей», то есть вкрапления одной части в другую:

Мы увидели, что всесожжение упоминается в приготовлении Аарона (ст 3), но на самом деле оно не совершается до самого завершения процедуры очищения святилища (ст 24).

Мы увидели, что тук жертвы за грех ожидал своего времени сожигания только до времени после всесожжения (ст 25).

Мы увидели, что туши тельца и козла сжигаются вне стана уже после завершения процедуры праздника.

Мы также видим упоминание двух козлов и овна за народ внутри раздела приготовления Аарона (ст 5).

Мы также видим упоминание тельца в детальном описании процедуры очищения (ст 15), но тут же замечанием, что это упоминание имеет место исключительно для сравнения, для того, чтобы не повторять описание, то есть именно по той самой причине, что и многие детали из Левит 4:3-12 не повторились в этой главе.

На самом деле описание очищения святилища закончилось в стихе 16. Потому что стих 17 уже ставит точку на очищении скинии. Но описание продолжается потому, что есть ещё события, которые должны быть совершены.

Здесь я позволю себе краткое отступление от чтения текста этой главы и приведу параллель с тем толкованием, какое имеет Церковь АСД на основании исследования Послания к Евреям и Откровения Иоанна, равно как и со всеми другими текстами Писания. Это позволит нам понять значимость вот этой паузы в тексте Левит 16 и значения слов об окончании очищения святилища до того, как будет очищен жертвенник во дворе и грехи возложены на козла отпущения.

Христос совершает сегодня служение в святом святых, войдя туда со Своей кровью. Но в какой-то момент он завершит это служение, которое является запечатлением искупленных. Когда Он выйдет, то отбросит кадильницу и дверь благодати затворится навсегда. Но события на земле не завершатся — после выхода Христа из небесного святилища, на земле начинается поставление начертания зверя, бедственное время Иакова, уничтожение блудницы, Второе пришествие Христа. Только тогда искупленные взяты от земли и начинается тысячелетнее царство. По окончании тысячи лет грехи возлагаются на сатану и земля очищается огнем.

Земля — это двор скинии, где расположен жертвенник всесожжения, то есть Голгофа. Сатана — это козел отпущения, на которого в итоге возлагаются все грехи.

И вот здесь, в стихе 17 мы видим завершение очищения святилища от грехов народа и выход первосвященника из святилища. Здесь завершилось служение очищения и завершилось время благодати. Но не завершилась земная история.

Стихи 18-19 представляют окончательное очищение земли от грехов и грешников в озере огненном.

Стихи 20-22 представляет возложение греха на сатану и уничтожение его в озере огненном.

То есть, очищение небесного святилища завершилось в стихе 17, а дальше идет то, что происходит в конце тысячелетнего царства при окончательном очищении земли и вселенной от греха.

И вот здесь встает вопрос о стихе 18 с кровью тельца.

Стихи 18-19 говорят:

«И выйдет он к жертвеннику, который пред лицем Господним, и очистит его, и возьмет крови тельца и крови козла, и возложит на роги жертвенника со всех сторон, и покропит на него кровью с перста своего семь раз, и очистит его, и освятит его от нечистот сынов Израилевых.»

Как это происходит? ГДЕ Аарон берет коровь тельца и кровь козла? Это очень важный вопрос. Без ответа на него мы не сможем понять того, что здесь происходит.

Смотрим текст выше и находим только стих 15: «И заколет козла в жертву за грех за народ, и внесет кровь его за завесу, и сделает с кровью его то же, что делал с кровью тельца и покропит ею на крышку и пред крышкою».

А что было сделано с кровью тельца? И что точно так же было сделано с кровью козла? Только кропление на крышку и перед крышкой? Но для кропления было взято лишь максимум горсть крови! И та кровь уже вся осталась во святом святых. А где вся остальная кровь, из которой теперь Аарон должен взять ещё для очищения жертвенника?

Вот, почему мы вспоминали Левит 4:3-12. Нам нужен этот текст!

«…и возьмет священник помазанный, крови тельца и внесет ее в скинию собрания, и омочит священник перст свой в кровь и покропит кровью семь раз пред Господом пред завесою святилища; и возложит священник крови [тельца] пред Господом на роги жертвенника благовонных курений, который в скинии собрания, а остальную кровь тельца выльет к подножию жертвенника всесожжений, который у входа скинии собрания…» (Левит 4:5-7).

Там кровь вносилась в скинию и кропилась только на завесу, потому что дальше входить было нельзя. Здесь кровь вносится дальше, за завесу. И в этом вся разница. А остальное остается одинаковым, потому и не упоминается. Но в понимании поставленного вопроса это очень важно.

Вся остальная кровь ВЫЛИВАЛАСЬ к подножию жертвенника! То есть, совершая очищение за себя, Аарон вылил всю оставшуюся кровь тельца под жертвенник, а его тушу оттащили туда, откуда она будет взята в стихе Левит 16:27. Затем Аарон приступает к очищению святилища, берет кровь козла в горсть, а остальную кровь ВЫЛИВАЕТ к подножию жертвенника! Туша козла оттаскивают туда же, куда и тушу тельца. Далее Аарон выходит из скинии, завершив её очищение. Ему нужна кровь для очищения жертвенника. Где её взять? Правильно, с земли у подножия жертвенника! Но там уже смешана кровь и тельца и козла! Ну и что с того? Аарон не может отделить одну от другой. Он просто берет горсть крови и совершает ею очищение жертвенника.

Какая кровь очистила жертвенник — кровь козла или кровь тельца? Или вместе? Ответ простой: не важно! Потому что в любом случае всякая кровь символизирует кровь Христа. Но главное — грехи народа накапливались в святилище, а не на жертвеннике. Очищение народа произошло при выходе из святилища (Левит 16:17). А это уже результат, символизирующий окончательное очищение земли.

Итак, кровь тельца НЕ участвует в очищении СВЯТИЛИЩА.

Так я не понял… вхождение в святое святых связано исключительно с очищением святилища или с очищением Аарона также? Ведь 14 стих говорит, что он вносит кровь тельца во Святое Святых.

Это может быть не понятно лишь в том случае, если Вы смотрите на отдельные слова, фразы, действия «под микроскопом» в отрыве от цельной картины и всего контекста. Потому Вас так и тянет выдрать что-то из общего текста и представить его в виде чего-то нового и странного.

Смотрим вначале на всю картину: Человек согрешил, он обречен на вечную погибель. Но Господь имеет определенный механизм спасения человека. Этот механизм представлен символически в скинии, в которой есть три части — (1) двор, жертвенник, жертвенное животное; (2) святилище, золотой жертвенник, ходатай; (3) святое святых, ковчег завета, первосвященник. Я здесь упустил многие детали — мы смотрим с высоты птичьего полета на всю цельную картину. Детали проявятся позже, но тогда мы их будем рассматривать как часть этого целого.

Что означают эти три части скинии? Они означают три этапа служения Христа для нашего спасения. Эти три этапа понятны из образов скинии, из символики праздников (тоже три группы) и из толкования Писаний апостолами и пророками. Эти три этапа спасения следующие:

(1) Христос — Агнец, жертва. Он умирает для того, чтобы взять на Себя наши грехи и умереть смертью возмездия за грех, то есть вечной смертью, то есть второй смертью. Это произошло на Голгофе.

(2) Воскреснув Христос вошел в небо как Ходатай. Об этом недвусмысленно пишут апостолы. Он стоит у небесного «золотого жертвенника» (это видно и в символике Откровения) и ходатайствует за нас, совершая наше освящение.

(3) Во святом святых происходило лишь одно действие — очищение святилища от нечистот и грехов народа. Всего народа, который к тому моменту смирил себя. Прочие должны быть искоренены из народа Божьего. Потому этот день также называется судным днем. На этом этапе завершается процесс спасения человека, потому этот день ещё называется днем искупления. По пророчеству Даниила он начался в 1844 году.

Вот это — цельная картина. Без мелких деталей. Но многие мелкие детали имеют значение, если они упомянуты в Библии. И мы начинаем исследовать их, но нельзя их рассматривать в отрыве от цельной картины. Рассматривать их нам помогает, в частности, Послание к евреям, которое полностью посвящено этому.

Выше я уже рассматривал многие детали, потому сейчас отвечу только на поставленный вопрос.

Если мы читаем внимательно о, что написано, то многократно находим некоторые требования к священникам, «чтобы им не умереть», когда они совершают служение. К этому относилось регулярное омовение, тщательное соблюдение всех предписаний, и, конечно же, жертвоприношения за свои грехи.

И вот теперь Аарон должен совершить самое СВЯТОЕ СВЯТЫХ служение в том месте, которое так и названо — святое святых. И если просто к закланию жертвы нельзя было входить без омытия, то как следовало приступать к этому служению?! Потому, прежде чем Аарон вообще дерзнул бы приступить к этому служению, он должен был принести ЗА СЕБЯ жертву за грех. И тем самым он очистил бы себя для того, чтобы иметь право совершать это важное служение в столь святом месте.

Вот этот факт очищения Аарона должен быть очевиден. Именно потому в Послании к евреям говорится, что Христос не имел нужды приносить жертву за Себя (Смотрите Евр 7:27 и сравните с Евр 5:3 и 9:7). Это сразу же вычеркивает образную процедуру с тельцом из реального служения Христа в реальный судный день.

А теперь относительно очищения. Грехи священников и первосвященника на земле, которые все были грешными людьми, точно так же накапливались во святилище, как и грехи народа. Первосвященник «при исполнении» символизировал Христа, потому образно был безгрешен. Для того, чтобы ему в тот момент быть реально безгрешным, нужна была особая очистительная жертва для него — телец. Однако как человек, первосвященник был такой же частью народа, как и Моисей, как и другие священники, как левиты, как и судьи, и все остальные. У нас нет основания отделять первосвященника-человека от всего остального народа. Потому, когда говорится, что происходило очищение святилища от грехов народа, то это автоматически включало и грехи первосвященника-человека. Но первосвященник-человек сам нуждался в искуплении, в то время как первосвященник «при исполнении» символизировал служение безгрешного Христа. Это «раздвоение», если только не смотреть на цельную картину, может привести к созданию целой философии и даже ереси. И только Цельная картина помогает нам расставить всё по своим местам.

Итак, очищение Аарона принесением тельца в жертву за грех, не является образом истинного судного дня, а является исключительно приготовлением первосвященника-«при исполнении» к тому, чтобы он имел право символизировать безгрешного Христа и имел возможность войти в святое святых пред лицо Господа, и при этом не умереть. А вот грехи первосвященника-человека уже находились во святом святых и должны были очиститься одновременно со всем народом Израильским при помощи жертвы козла для Господа.

Полагаю, что написал это понятно, хотя осознаю, что разделение первосвященника на «при исполнении» и человека может кого-то смутить своей сложностью.

Не понятно с чего вы взяли, что он брал кровь с земли. С земли если и можно что было взять так это брение — а это уже не кровь. Кровь находилась в специальной чаше которую изготовили для этих целей.

А с чего Вы взяли, что там была «специальная чаша»?

На самом деле, с земли в пустыне можно было уже ничего и не взять — всё ушло бы в песок. Я не собирался говорить в деталях, во что там выливалась кровь. Я сказал в принципе.

Однако этот комментарий настораживает меня: Вы — буквоед? Или выискиваете какие-то таинственные значения в мельчайших словах и деталях. Потому Вы и запутались с этим тельцом.

Как то странно, вначале вы утверждали, что телец это только очищение Аарона, а теперь это не важно. Так может это и раньше было не важно? И когда наступает это неважно, в какой момент?

Я ответил, с какого момента это стало неважно — с того момента, как очищение святилища произошло. То есть с момента выхода первосвященника из святого святых. Я уже показал, как это соотносится с реальными событиями, которые мы теперь видим из толкований апостолов и пророков.

Почему это теперь уже не важно, а раньше было важно? Потому что по сути служения грехи не задерживались на жертвеннике, а проходили во святое святых через святилище. Удаление грехов происходило из святого святых. А жертвенник? Его нужно было по новой очистить и освятить для нового периода годичного служения. А в проекции на вселенскую историю — это очищение земли, которое происходит в конце тысячелетия. В том очищении земли кровь Христа уже не участвует — искупление завершено. Там очищение совершается огнем. Потому здесь кровь берется с земли (с общей чаши). Просто Господь решил не вводить новые более детальные символы для отображения очищения земли в озере огненном в последний день.

Там было еще одно ключевое (на мой взгляд) отличие. КАДИЛЬНИЦА. Первосвященник входил во Святое Святых не только с кровью, но и с кадильницей, в которую ложил угли с жертвенника курения.

О кадильнице я говорил раньше. Кадильница — это «маленький переносной» золотой жертвенник курения. Потому в кадильницу насыпались горящие угли с жертвенника курения. При обычной жертве за грех священника кровь тельца семь раз кропилась на завесу и возлагалась на роги жертвенника курения (Лев 4:6-7). Это делалось в присутствии курения дыма — ходатайства за грехи грешника. В этой жертве очищения первосвященника, кровь сразу вносилась во святое святых, минуя завесу. Однако, в первую очередь требовалось курение на крышке ковчега, ходатайство за самого первосвященника, чтобы ему не умереть. Потом идет кропление крови на крышку и перед ковчегом (Лев 16:12-14). То есть здесь также присутствует и жертвенник курения в виде кадильницы, и ходатайственный дым, и то же самое кропление перед ковчегом — там на завесу, а здесь непосредственно.

То есть, хотя здесь золотой жертвенник курения не задействован прямо, но он задействован в виде кадильницы. Потому что действие происходит уже за завесой, а жертвенник курения остался позади. Практически, на основании Евр 9:3-4 золотая кадильница — это неотъемлемый атрибут святого святых. Потому её использование не является необычным. Просто на жертвеннике курения огонь должен был поддерживаться непрестанно, но это физически было невозможно делать во святом святых, куда целый год входить было запрещено. Потому туда вначале вносился огонь с жертвенника курения, и потом совершались остальные действия.

 

Василий Юнак



Печать статьи Печать статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.